МАРХИ
МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ  «НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ». 2019.
СВОБОДНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ МАСТЕРСКИЕ
ШКОЛА НАСЛЕДИЯ
200 лет Тотлебена Эдуарда Ивановича

МАРХИ: история инноваций

И.Г. Лежава,
доктор архитектуры, академик,
О.И. Адамов,
канд. архитектуры

МАРХИ является наследником Московской архитектурной школы, которая сложилась в результате ряда последовательных преобразований специальных учебных заведений Москвы, начиная от первых архитектурных школ, которые возглавляли известные русские архитекторы Д.В. Ухтомский, В.И. Баженов, М.Ф. Казаков.
Московская архитектурная школа — вторая по времени своего создания специализированная архитектурная школа в мире после School of Architectural Association в Лондоне. На протяжении более 250 лет в Московской архитектурной школе накапливался и передавался следующему поколению организационный, педагогический, художественный и научный опыт архитектуры — в первую очередь через систематическое обучение, отработанную и действенную методику проектирования.
Складывалась традиция практического обучения архитектурному мастерству, которое отличалось от отвлечённого академического подхода, культивировавшегося в Петербургской Академии художеств. Обучение мастеров и подмастерьев велось в тесной связи со строительной практикой, профессиональные знания и приемы, передавались непосредственно от учителя ученику в процессе осуществления практических заданий и возведения зданий. Особое внимание уделялось проектированию зданий «в разных стилях», реальному пониманию конструкций, умелому решению сложных градостроительных ситуаций и созданию гармоничных ансамблей городской застройки, искусству деликатного встраивания новых построек в историческую среду. Сформировалась культурная традиция, в которой архитектор логично и достойно продолжал и завершал начатое его предшественниками.
Другим началом, из которого вышел современный МАРХИ, стали Высшие художественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС), которые существовали в 1920-30 годах и были переименованы в Высший художественно-технический институт (ВХУТЕИН).
ВХУТЕМАС — всемирно-известная школа Русского Авангарда в искусстве и архитектуре, где разрабатывались самые передовые идеи своего времени, студентам прививался дух новаторства и открытий, как в искусстве, так и в инженерии.
Прогрессивным способом было организовано и само обучение во ВХУТЕМАС, где существовала система мастерских известных во всём мире архитекторов: А.В. Щусева, И.В. Жолтовского, А.А. Веснина, М.Я. Гинзбурга, И.И. Леонидова, И.А. Голосова, К.С. Мельникова, В.Ф. Кринского, Н.А. Ладовского и др. Принципиально новые проектные решения возникали в непосредственном общении мастеров архитектурны со студентами. Будущие архитекторы воспитывались в особой образовательной среде, где различные художественные дисциплины вели мастера изобразительных искусств: В.А. Фаворский, К.С. Малевич, В.Е. Татлин, П.В. Митурич;  лекции читали философ П.А. Флоренский и критик искусства А.Г. Габричевский. Во ВХУТЕМАС были разработаны принципиально-новые образовательные курсы: «Пропедевтика», «Объёмно-пространственная композиция» (В.Ф. Кринский). Н.Ф. Ладовский создал научно-исследовательскую лабораторию («черную комнату») для объективных закономерностей психофизического восприятия, разработал и внедрил новый  психоаналитический метод проектирования.
Отличительными чертами школы стали: интенсивность обучения, причастность ко всем прогрессивными тенденциями послереволюционной России, готовность к широкомасштабным преобразованиям и энтузиазм в разработке концепций, быстрое реагирование на изменяющиеся потребности жизни, ориентированность на развивающуюся промышленность, особые динамизм и ритм в жизни и творчестве самой школы. В школе шло постоянное творческое соревнование между направлениями (конструктивизм и рационализм).
В авангардную школу стремилась талантливая молодёжь со всей страны. Выпускники разъезжались по всей стране и распространяли передовые архитектурные идеи. Их постройки до сих пор служат знаками эпохи в центрах крупных городов на Волге, на Урале или в Сибири.
Школа была тесно связана с задачами стоящими перед страной: индустриализация и строительство новых промышленных гигантов, проектирование и строительство новых городов и разработка новых систем расселения, освоение техники и разработка новых строительных материалов.
Преподаватели: А.В. Щусев, В.А., Л.А и А.А. Веснины, М.Я. Гинзбург, И.С. Николаев, А.С. Фисенко, Г.Г. Орлов стали ведущими проектировщиками крупных и значимых для страны промышленных и гражданских объектов, таких как Днепровская ГЭС, Дом-коммуна студентов на Донской ул., комплексы Наркомзема и Наркомфина в Москве, хлопкопрядильная фабрика «Красная Талка» в Иваново, санаторий Наркомтяжпрома в Кисловодске.
ВХУТЕМАС, наряду с немецкой школой БАУХАУС, стал признанным мировым лидером в развитии движения современной архитектуры. Между школами существовало соперничество за мировое лидерство в современном искусстве, архитектуре и строительстве, что не исключало открытости к новациям, существовал интенсивный обмен архитектурными и градостроительными идеями, а так же профессиональными и преподавательскими кадрами.
В Москву приезжали ведущие архитекторы Европы: Ле Корбюзье, Вальтер Гропиус, Бруно Таут, Курт Швиттерс, Март Стам, Виничио Паладини. Они посещали мастерские и стремились воочию увидеть новаторские проекты российских конструктивистов и рационалистов, почувствовать атмосферу авангардных преобразований, обсуждали проекты и пути развития архитектуры с преподавателями и студентами, а, кроме того, участвовали крупных архитектурных конкурсах и даже строили в Москве, Петрограде, Магнитогорске, Макеевке, Орске. Российские архитекторы участвовали в крупнейших международных конкурсах, выполняли заказные проекты и строили советские Павильоны на Всемирных Выставках.  
Во ВХУТЕМАС преподавали Эрнст Май и Ганс Майер. В свою очередь, в БАУХАУС преподавали В.В. Кандинский, К.С. Малевич, Л.М. Лисицкий. Конструктивисты издавали журнал «Современная архитектура», который служил своеобразным рупором движения и не только пользовался неизменной популярностью в мире, но и до сих пор является настольным изданием для многих западных архитекторов.
Именно в соревновании российских конструктивистов и западных функционалистов, в стремлении выразить динамичный дух современности рождались конструктивные решения (окна, лифты, колонны, перекрытия, стеновые материалы), идеи которых легли в основу современных западных технологий «HI-TECH», а дизайнерские решения привели к появлению эстетики функциональной мебели, лучшие образцы которой стоят сегодня в престижных офисах.
Опыт и передовые идеи ВХУТЕМАС восхищают и притягивают архитекторов всего мира, многие до сих пор не исчерпаны и составляют тот нерастраченный потенциал, который остаётся актуальным. Несмотря на короткий срок существования, авангардная школа ВХУТЕМАС создала образец интенсивного учебного процесса, в ходе которого происходило «заражение» творческим энтузиазмом студентов-архитекторов. Сегодня этот образец может быть востребован в связи с новыми техническими и организационными возможностями и новыми задачами, стоящими перед архитектурным образованием.
В 1935 году архитекторы-профессора МАРХИ под руководством А.В. Щусева разработали Генеральный план развития г. Москвы, который был во многом осуществлён, послужил основой для всех последующих генеральных планов города, а некоторые его положения получают своё воплощение лишь в наши дни.
После войны и в 1950-е годы преподаватели МАРХИ принимали активное участие в разработке концепций восстановления народного хозяйства и в непосредственном восстановлении крупных городов и промышленных комплексов. Среди них восстановление Москвы и Сталинграда, пример тому — площадь Волгоградского тракторного завода и многие другие объекты. Новую трактовку получила классическая стилистика в связи с развиваемой  идеей «триумфального пафоса в искусстве и архитектуре». Международно-признанными достижениями сегодня считаются проекты высотных зданий и метрополитена, застройка магистралей в Москве, авторами и непосредственными участниками которых стали преподаватели МАРХИ.
Крупным проектом, в котором были опробованы многие пионерские решения в области архитектуры и градостроительства, конструкций, инженерии и организации строительного производства стало возведение спортивного и рекреационного комплекса «Лужники» и стадиона им. В.И. Ленина в Москве, где активное участие принимал проф. Н.Н. Уллас, многие преподаватели и студенты института.
Поворотным пунктом в развитии советской архитектуры стало обращение к архитектуре Запада в конце 1950-х годов. «Открыл окно» в западную архитектуру ректор МАРХИ — И.С. Николаев, который с 1958 года побывал в Бельгии, ГДР, Франции, Бразилии, Австрии, встречался со старыми друзьями-архитекторами со времён ВХУТЕМАС. Он участвовал в оформлении Павильона СССР на выставке в Брюсселе в 1958 г. Ему удалось наладить международные связи и вернуть внимание к функциональному методу в проектировании, позабытому у нас со времён конструктивизма и развивавшемуся на Западе. Следствием стало развернувшееся массовое жилищное и гражданское строительство в стране в 1960-1980-х годах, связанное с индустриальными методами домостроения.
В начале 1960-х в МАРХИ разрабатывалось и новое концептуальное футуристическое направление в градостроительстве — НЭР. НЭР — Новый (или нормальный) Элемент Расселения, основанный на биологических аналогиях, который родился из коллективного дипломного проекта. Город сопоставлялся с гигантским организмом, у которого можно условно выделить «ткань», «каркас» и «плазму», и тенденции свободного развития — своеобразные «русла расселения». Одновременно разрабатывалась социальная проблематика города, который должен давать возможность развития нового человека и удовлетворять его потребности в связи с мировой культурой и знанием. Из НЭРа вышла целая группа учёных-профессоров МАРХИ: А.Э. Гутнов, И.Г. Лежава, С.А. Садовский, Н.Д. Кострикин, А.В. Бабуров, А.И. Звездин, Е.А. Суханова, З.В. Харитонова и другие. Идеи, которыми «бурлил» НЭР легли в основу кандидатских и докторских диссертаций и практических проектов, таких как реконструкция Арбата и Столешникова пер. в Москве (пример гуманнизированной среды).
Фактом признания НЭР стало приглашение проекта на Всемирное Биеннале Архитектуры в Венеции и на Всемирную выставку в Токио, где проект произвёл фурор и оказал влияние на развитие мировой архитектуры.
В 1960-е было создано НСО МАРХИ, появились первые разработки такие, как принципиально новые и не до конца освоенные вантовостержневые конструкции, разрабатывать которые начинал ещё И.И. Леонидов, а развили Смоляров Ю, Леонидов А.И. и В.Ф. Колейчук.
1970-е отмечены особым энтузиазмом при выполнении НИР в рамках договоров, началом защиты интеллектуальной собственности, многими авторскими свидетельствами. Была разработана система пространственных конструкций — «система МАРХИ» (А.А. Попов, В.К. Файбишенко, В.Н. Никифоров). Система была широко распространена и использовалась для перекрытия ряда рынков, спортивных сооружений, театров и других большепролётных сооружений.
Появилось целое направление, связаннее с разработкой «трансформируемых пространственных структур», использованных при создании космических станций и обитаемой искусственной среды на Луне. Здесь пригодились идей и подходы конструктивистов, которые были сначала развиты в серии дипломных проектов (С.В. Бровченко, Н.А. Ретивых и др.) Под руководством Лежавы И.Г. и Сапрыкиной Н.А. был выполнен проект интерьера Лунной станции, осуществленный в модели в натуральную величину. За разработку идей интерьеров Лунных станций ряд сотрудников МАРХИ получил авторские свидетельства. В 90-е годы Лежава И.Г. возглавил группу ученых, посетивших Хьюстон, где, в частности знакомились с работами аналогичного плана. Другой актуальной темой стала разработка «быстровозводимых зданий в экстремальных условиях» (Ю.Н. Соколов, А.Н. Сахаров, В.А. Ушаков, И.И. Анисимова, Н.А. Сапрыкина). Сегодня эти темы входят в «Перечень критических технологий РФ».
С 70-х до 80-х годов студенты МАРХИ активно участвовали в Международных конкурсах – Япония, Бельгия, Франция, Голландия. Было получено более 30-ти премий, из которых 9 первых. В Японии вышло несколько архитектурных журналов, посвященных конкурсным работам «русских» (М.А. Белов, И.В. Уткин, М.Д. Хазанов, А.С. Бродский, Ю.И. Авакумов и др.). В условиях чрезмерно регламентированной ситуации в практической архитектуре такая «архитектурная поэзия», предсказательные и ироничные проекты «бумажников» явились, что называется, свежим глотком воздуха, повлиявшим на расширение архитектурного сознания, понимание социальной роли архитектуры и её связи с природой, культурой, историей. Работы «бумажников» были просто красивы, выполнены в великолепной графике и при всей отвлечённости, несли положительный творческий заряд. Сегодня участники тех конкурсов — ведущие архитекторы, которые строят сугубо практические комплексы в центре Москвы и являются профессорами МАРХИ. Именно они, несмотря на свою любовь к ручной графике, ввели в норму компьютерное проектирование на старших курсах института и пропагандируют западный «техно-стиль» архитектуры с его повышенным вниманием и эстетизацией технологий.
1980-е отмечены развитием системы хоздоговоров по заказу крупных промышленных компаний и выполнением НИР, получивших авторские свидетельства. По заказу Миннефтегазстроя СССР было создано «мобильное жилище для освоения Севера» (Ю.Н. Соколов, А.Н. Сахаров, Н.А. Сапрыкина и др.). Были разработаны проекты и научная документация по внедрению энерго- ресурсосберегающих технологий при создании объектов с автономным энергообеспечением, которые сегодня соответствуют «Перечню критических технологий РФ».
В конце 1980-х начале 1990-х возобновился интерес архитектурной науки и городских властей к проблемам Москвы как гигантской агломерации. Группа МАРХИ под руководством И.Г. Лежавы выполнила конкурсный проект (1988) для Всесоюзного конкурса, посвящённого градостроительному развитию Москвы на перспективу. На основании научного анализа и наблюдений были отмечены проблемы города, намечены параметры перспективной кризисной ситуации и градостроительные «политики» способные вывести город из негативного крена в развитии, предсказаны направления развития агломерации и необходимость  линейного развития нового центра города, в обход существующего со смещением на северо-запад, что позволило бы отсечь активные транспортные потоки с востока, юга и запада от исторического центра. Предсказания, в своей негативной части, сбываются на наших глазах.
1990-е связаны с внутренней перестройкой МАРХИ, формированием новых архитектурных и дизайнерских специальностей и специализаций, созданием их  методической базы и новых дисциплин, которые затем были распространены на другие вузы России и СНГ. Это время внедрения в учебный процесс компьютерных технологий и моды на использование даже в учебных проектах высоких строительных технологий «HI-TECH». Тогда же многие преподаватели МАРХИ прошли дополнительное обучение и переподготовку в университетах Западной Европы и США. Учились современной архитектуре и менеджменту в архитектуре, стажировались в зарубежных фирмах и работали в крупных западных архитектурно-строительных фирмах, представленных на Российском строительном рынке.
Наиболее значимым за последние годы проектом явился «Сибстрим» – линейная система расселения от Петербурга до Владивостока, предложенная профессорами МАРХИ Лежавой И.Г., Хазановым М.Д. Шубенковым М.В. для Всемирного газового конгресса 2003 года. На этом конгрессе проходил смотр прогностических проектов из 8 стран мира.
Таким образом, МАРХИ работает в широчайшем диапазоне тем. В них включаются высокотехнологические разработки (лунный модуль, быстровозводимые сооружения); градостроительные и расселенческие работы (развитие Москвы, линейный город «Сибстрим»), работы архитектурно-педагогического плана (методические разработки УМО и более 20 изданий по этой тематике) исследования, посвященные истории архитектуры, искусства, градостроительства, а также труды по современным тенденциям в архитектуре. Наконец, МАРХИ – известный центр проектирования («Центр на Трубной»).
Все, чем знаменит вуз, сосредотачивается в уникальной научной библиотеке и в Музее МАРХИ В нем представлены основные этапы развития Московской архитектурной школы и становления уникальных традиций образования, хранятся оригинальные образцы архитектурной графики и рисунков, около 9000 единиц хранения, и более 10000 единиц документального фонда. Создается музей ВХУТЕМАС.